из интервью Александра Мареева

Название твоей новой выставки «Коммунизм и буддизм». Это очень необычная выставка. Много новых работ сделано на пленэре; пейзажи, композиции, альбомы зарисовок. Это выставка образ, образ чего-то личного сложно сконструированного из обрывков наблюдений. Работа на пленэре, как ты сказал, стала очень многим для тебя. С чем это связано?

«Коммунизм и буддизм» название моей новой персональной выставки. Цельность и колорит, натура и философское отношение к жизни, вечно новая и всегда ускользающая красота природы. Для меня естественное возвращение в среду, от которой я, в общем-то, и питаюсь. Работа на пленэре даёт мне новые возможности. Исследуя натуру, я обретаю опыт, который был утрачен. Я даже думаю, что мои работы с элементами декоративизма это не чистая декоративность. Ведь и в них я опираюсь на свои наблюдения сделанные на натуре, что для меня как для художника органично, я её люблю, и не мог себя представить не работающим с натурой. Мне трудно придумывать что-то. Фантазия богата, но для меня натура является более важным основанием для творчества. Конечно, я работаю и с пейзажем. Например, серия речных пейзажей и пейзажей с кинотеатрами «Нева», «Рига», «Полярный» а так же виды из окна моей московской  квартиры. Но больше всего времени уделяю наброскам. Очень часто нахожусь перед выбором. Например, в серии «Пассажиры городского транспорта», я редко изображаю салон автобуса или вагон метро или многофигурные сюжеты со сценами и сценками. С одной стороны, это непросто и долго, с другой же, мне интересен портрет конкретного человека иногда двух. Это я говорю о набросках. Важно и то, что в сериях с обычными людьми, москвичами, я чередую женскую натуру и мужскую, и уже потом делаю композицию, иногда многофигурную. Конечно, мне интересно работать и с историческими личностями, знаменитостями, но это уже работа, понятно, что не с натуры. Мне приходится залезать в Интернет. Я пытаюсь разнообразить  свой «пантеон», чтобы это было интересно и мне и моему зрителю.  Вообще, мне близко всё, что связано с историей 1905 года, какие-то революционные личности, от боевиков до вожаков, таких как Ленин и Крупская, мне также интересны и современные наши руководители. Бывает, что заглядываю в историю других стран, в историю искусства  в том числе. Например, у меня есть портрет Сергея Есенина и актёра Леонида Броневого. 

из интервью Крокин галереи

С Крокин галереей ты сотрудничаешь с конца 90-х.  В 1999 году состоялась твоя персональная выставка «Синяя кошка», так она называлась, представляла версии твоих знаковых серий и имела предсказуемый резонанс, ведь ты нечасто выставлялся в сольном формате.  Ты  бы мог сказать о ней пару слов.

Само название «Синяя кошка» мне предложила галерея, сначала, правда был и рабочий вариант «Непридуманное название», но остановились на «Синей кошке», позаимствовав его из названия одной из моих работ. Это был интересный опыт работы в новом для меня формате, в технике акварели, где я сделал серию работ на разные темы. Не всё я придумывал по ходу выставки, что-то было подготовлено у меня заранее. В основном это были темы середины 90-х годов. «Снежный человек», например, «Бабочки», «Мотыльки» и другие работы. Я всё это репрезентировал с помощью галереи.

Двадцать с небольшим лет протянулась пауза в графике твоих выставок. Известно, что ты долго работал дома и создал много удивительного. Всё это вошло в твою вторую выставку в Крокин галерее «Луч Луны». Это своеобразная сублимация всего того, что было тобою сделано за время уединения. Для многих твои работы стали открытием, ведь за двадцать лет тишины, многое изменилось. И вдруг появляешься ты. Что-то поменялось в твоих предпочтениях в искусстве?

Действительно, какое-то время я работал в домашних условиях, но выходил на пленэр. Наверное, с 97-го года, я действительно меньше уделял внимания какой-то богемности, посещению молодёжных групповых выставок и прочего. У меня появилось время работать самостоятельно, я этим занимался в полной мере, искал какие-то новые пути и находил их. В том числе в анимализме, где  я вновь открыл для себя насекомых и много наблюдал их. Я тогда чётко разделил мои работы на декоративные и натурные наблюдения за природой, непосредственно работая, скажем, в поле.
Я если и выставлял свои работы то не в Москве, а летом у себя в посёлке «Донские избищи», где проводил свои персональные выставки. Я знал, что меня поддерживает и постоянно выставляет Государственный Центр Современного Искусства, где сохранились мои работы. Но связь была нарушена, и я фактически ни с кем не общался, мог только видеть из прессы, что где-то в 2012-13 году прошла групповая выставка в Третьяковке  «Метаморфозы натюрморта», где была представлена моя работа на тему насекомых из коллекции музея «Царицыно». Но плотного творческого общения, такого, что бы была чуткость в отношениях с полным пониманием и проникновением, можно сказать, не было.
Да, в 2021 состоялась моя очередная персональная выставка в Крокин галерее. «Луч Луны», она так называлась и опять по названию моей акварели, вариации из цикла «Призраки». Я продолжал ловить перемены на кончик карандаша, продолжал быть верным натуре и моему зрителю. 
Кстати сказать, мои наблюдения были не только за миром насекомыми, но и за людьми, что видно из серий «Прохожие и пешеходы» и «Пассажиры городского транспорта». Это по объёму значительно превосходило мои наблюдения за насекомыми и мои же работы в жанре пейзажа, что позволило мне позже перейти к жанру портрета. 

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑